Историко-философский анализ научной рациональности.

 

Философский интерес к науке претерпел в европейской мысли Нового времени ряд изменений от первоначальной просветительской веры в ее всемогущество к последующему разочарованию и критике научного мышления. Соответственно, и понятие научной рациональности, привлекшее к себе внимание многих философов. отразило множество интересных идейных исканий.

Традиционные представления о научной рациональности связывают ее в основном с развитием методов естественнонаучного знания, в частности, с наиболее влиятельной в недавнем прошлом логико-методологической моделью науки. Такой подход более характерен для внутринаучной рефлексии.

В диссертации ставится задача исследования философских концепций научной рациональности с целью выяснения их значения для самосознания науки и философской рефлексии.

Понятие "научное мировоззрение" может быть выделено как фундамент, набор принципов, на котором базируются многие позднейшие философские концепции научной рациональности, которые и являются главным предметом диссертационного исследования.

Позитивистская философия науки, традиционно разрабатывающая тему научной рациональности, исходила из принципиально антиметафизической позиции, направленной не на поиск смысла и определение целей науки как человеческой деятельности, но более стремящейся к соответствию эмпирического материала заданной схеме логико-методологической модели науки. С точки зрения антисциентизма. кризису сциентистской программы во многом способствовала концепция самодостаточности науки, то есть попытка средствами самой же науки подходить к проблемам метанаучным .

Дальнейшее развитие философии науки связано с отказом от кумулятивизма и признанием различных типов рациональности, порождаемых многообразием культурно-исторических контекстов (Т. Кун), что приводит ее к сближению с иррационалистической линией философствования.

В связи с этим представляется актуальным исследование эволюции представлений о науке и научной рациональности в сциентистской и антисциентистской традициях с целью показа ограниченности обоих подходов.

В XX веке интерес к науке и научной рациональности проявляют многие философские направления, заметно продвинувшись к более глубокому ее пониманию. В этой связи в диссертации уделяется внимание философской рефлексии Э. Гуссерля, М. Хайдеггера и других мыслителей. критически осмысливших господствующую модель научной рациональности и поместивших ее в определенный культурный и мировоззренческий проект современности. Однако они не сформулировали реалистической альтернативной теории рациональности, которая была бы адекватно воспринята самосознанием ученого мира.

Опыт неклассического философского мышления, пытающегося преодолеть наукоцентризм классического ratio, в конечном итоге, оказал влияние и на внутринаучную рефлексию. Современные "постнеклассические" теории науки (В. Степин, И. Пригожин и др.) несут с собой идеи "новой рациональности", связываемой с поиском новых мировоззренческих оснований.

В диссертации исследуются некоторые философские и мировоззренческие аспекты "нового рационализма " (Н. Моисеев, И. Пригожин). При этом особое внимание уделяется ключевым моментам предлагаемой альтернативы, в частности проблеме времени, разделяющей классические и современные теории.

Таким образом, смысловая и логическая последовательность диссертационного исследования направлена на выявление и раскрытие рассматриваемой темы, в контексте наиболее авторитетных идейных традиций XIX-XX вв. - позитивисткой философии науки, иррационалистической философии (романтики, Ф. Ницше, О. Шпенглер и др.), наиболее актуальных современных неклассических теориях ( "временной онтологии" М. Хайдеггера и И. Пригожина).

Представляется важным показать преемственность не только между классическими и современными идеями, но и взаимосвязь между противоположными умонастроениями — сциентистским и антисциентистским, обозначив их взаимодополнительность в едином мировозренческом проекте современности.

На наш взгляд, необходимо рассмотреть научную рациональность не только как набор методов, но увидеть определенную ценностную установку, специфическое видение мира, выделив философско-мировоззренческий срез проблемы. Данный выбор влечет за собой неизбежное обращение не только к естественнонаучным, но и к философским теориям, поскольку выделенная нами как философская проблема она не может быть ограничена внутринаучными рамками. но требует метанаучного философского подхода, своего рода мировоззренческого выбора.

Поэтому значительное внимание в диссертации уделяется мировоззренческим предпосылкам научной рациональности, представляющим, по мнению ряда авторов, ценностное смысловое ядро научного знания.

Таким образом, несмотря на появление в последние годы значительного числа публикаций по исследуемой проблеме, она далека от разрешения. Анализ философских концепций научной рациональности, ее культурного мировоззренческого смысла и, наконец, ее связи с глобальными тенденциями в современной науке и поисками нового научного мировидения, представляется достаточно актуальным и обоснованным.

Степень разработанности проблемы.

Степень разработанности исследуемой проблемы в отечественной и зарубежной философской литературе определяется, прежде всего, ее особой важностью и актуальностью в современных философских дискуссиях. Именно осознание важности поставленной проблемы привело к появлению в последние годы значительного числа работ, посвященных как методологическому анализу науки, ее месту в культуре Нового времени, так и философскому исследованию научной рациональности как важнейшей сущностной характеристики научного познания. Однако открывшееся за последние годы многообразие подходов и позиций еще не позволило выработать целостного и всестороннего решения. Тем не менее, в литературе накоплен богатый и разнообразный материал, позволяющий уже сегодня выйти на новые рубежи видения всей сложности заявленной темы. Научную литературу по теме философского исследования науки и научной рациональности. использованную в диссертации, можно разделить на несколько групп.

Важнейшим теоретическим фундаментом работы стали труды классиков мировой философии, посвященные проблеме научной рациональности, сущности науки, ее философским и мировоззренческим истокам и перспективам: А. Бергсона, Н. Бердяева, М. Вебера, Г.-Г. Гадамера. Э. Гуссерля, О. Конта, Ф. Ницше, К. Поппера, Б. Рассела, М. Хайдеггера, О. Шпенглера, К. Ясперса и др.

Большое значение в историческом анализе и определении понятия научной рациональности имеют работы по философии и методологии науки Дж. Агасси, Т. Куна, И. Лакатоса, М. Полани, С. Тулмина, П. Фейерабенда, К. Хюбнера, а также отечественных авторов В. П. Бранского, В. П. Визгина, Б. С. Грязнова, С. С. Гусева, Э. Ф. Караваева,

A. Л. Никифорова, А. П. Огурцова, Б. И. Пружинина, В. П. Филатова и др.

Значительную научную ценность представляют работы отечественных философов Н. С. Автономовой, Б. Т. Алексеева, А. В. Ахутина, П. П. Гайденко, Н. Н. Ивановой, И. Ф. Кефели, И. Т. Касавина,

B. Н. Катасонова, Л. М. Косаревой, М. А. Кисселя, В. В. Лазарева, В. В. Лапицкого, Б. М. Липского, М. К. Мамардашвили, Б. В. Маркова, Н. С. Мудрагей, Б. Я. Пукшанского, Я. А. Слинина, Э. Ю. Соловьева, Ю. М. Солонина, Л. Ю. Соколовой, Е. А. Шаповалова, В. С. Швырева, Ю. М. Шилкова и др. посвященные проблемам становления и эволюции науки, онтологическим и гносеологическим аспектам научного познания, определению исторических форм и типов рациональности.

Работы таких ученых и философов как С. С. Аверинцев. В. П. Бранский, Е. А. Гусева, А. С. Кармин, Е. Н. Князева, Б. И. Кузнецов, С. П. Курдюмов, В. А. Кутырев, В. А. Лекторский, А. С. Мамзин, Н. Н. Моисеев, В. В. Налимов, И. Р. Пригожин, А. В. Солдатов, И. Стенгерс, В. С. Степин, Г. Л. Тульчинского, И. Т. Фролов и др. посвящены поиску новых философских, нравственных и мировоззренческих ориентиров современной науки, новой содержательной модели научной рациональности, отражающей всю сложность и противоречивость положения науки в современном мире.

Предмет диссертационного исследования. Предметом исследования являются философские концепции научной рациональности в западно - европейской философии Х1Х-ХХ веков.

Методологическая основа диссертационного исследования. В анализе философских концепций научной рациональности использовались сравнительно-исторические методы исследования и интерпретации философских текстов.

Цели и задачи исследования. Общей целью работы является анализ философских концепций науки и научной рациональности. Данная цель раскрывается в основных задачах исследования:

- исследование становления и эволюции теорий научной рациональности в контексте сциентистской и антисциентистской философских традиций;

- изучение воздействия идеологии сциентизма на эволюцию концепций научной рациональности в позитивисткой философии науки;

- анализ основных идей неклассической "временной онтологии" на материале современных философских и научных теорий;

- анализ обоснованности антисциентистской критики науки и научной рациональности, целей и задач этой критики в иррационалистической философской традиции;

- исследование влияния "философии жизни"(А. Бергсон и др.) на трактовку научной рациональности в теории И. Пригожина.

Научная новизна

1. Предложена целостная историческая интерпретация становления и эволюции концепций научной рациональности в западно-европейской философии Х1Х-ХХ вв.

2. Установлено определяющее воздействие идеологии сциентизма на эволюцию концепций научной рациональности в позитивистской философии науки.

3. Выявлена и проанализирована взаимосвязь сциентистской и антисциентистской философских традиций в интерпретации научной рациональности.

4. Выявлено влияние мировоззренческих установок иррационалистической философии ( Новалиса, А. Бергсона) на формирование современных теорий научной рациональности на примере "парадокса времени" в работах И. Пригожина.

5. Впервые в отечественной философии проведен сравнительный анализ понимания научной рациональности в двух вариантах неклассической "временной онтологии " (позиции М. Хайдеггера и И. Пригожина).

Положения выносимые на защиту 1. В диссертации показывается, что традиционные представления о научной рациональности сложились в философии науки под воздействием господствующей в XIX веке идеологии сциентизма. Соответственно и отождествление рациональности с научным методом, а разума как такового только лишь с наукой, отражало идеологическое кредо сциентизма о превосходстве науки над философией ; и во многом определило эволюцию позитивистской, неопозитивисткой и постпозитивистской философии науки, недооценивающей культурный и философский смысл научного знания.

2. Несмотря на то, что теоретики позитивистской модели научной рациональности рассматривали ее как альтернативу традиционной европейской метафизике. проведенный в диссертации анализ позволяет связать с ней вполне определенное мировоззрение — новую "научную метафизику ". Предмет последней уже не онтология бытия, мира как целого, но онтология естественных наук, рефлексия их основных понятий и принципов.

3. Интерпретация научной рациональности в иррационалистической философии, несмотря на многообразие подходов, может быть охарактеризована через наличие общих позиций, понимание которых возможно лишь в тесной связи с эволюцией альтернативной точки зрения - позитивистской научной философии. Если позитивистская традиция пытается максимально расширить сферу применимости естественнонаучных методов, то их оппоненты озабочены стремлением определить границы научной рациональности, за пределами воздействия которой остается "жизнь" или " экзистенция " - воплощение иррационального творчества, неподвластного ratio. Наиболее последовательная реализация идей антисциентизма выражается в ответном стремлении поглотить естественнонаучную рациональность, заменив ее абсолютизированным творческим самосознанием индивида, в новейших теориях наполненного эзотерическим магическим содержанием.

4. Традиционное понимание научной рациональности как метода предстает в XX веке в совершенно ином идейно смысловом контексте. Глубинная сущность науки мыслится как мировоззрение (М. Хайдеггер).

Философское осмысление границ научной рациональности приводит к пересмотру теорий автономного существования науки и к признанию ее включенности в общий мировоззренческий проект новоевропейской культуры как необходимой составляющей.

Принципиальной проблемой, разделяющей классическую и современную концепции научной рациональности в диссертации обозначается проблема времени. Классический разум моделирует научное познание, исходя из высшего божественного образца, всеведущее сознание которого содержит в себе как целое прошлое, настоящее и будущее. Привнесение временности. историчности в современное научное мировоззрение ведет к невозможности полного контроля над реальностью со стороны разума.

6. В диссертации выявлены и проанализированы некоторые малоизученные идейные истоки и философские выводы неклассической "временной онтологии" (И. Пригожин). Понимание мира как всегда изменяющегося и становящегося, мира как истории восходит к традиции иррационалистической "философии жизни" ( Новалис, Ф. Ницше. А. Бергсон). Как и у романтиков, у Пригожина современная наука — это "наука о становлении" или "человеческая история", но не знание вечных законов природы.

Научно-практическая значимость диссертации.

Результаты диссертационного исследования использовались при чтении курсов лекций по философии и культурологии студентам Санкт-Петербургской государственной инженерно-экономической академии. Основное содержание и выводы диссертации могут представлять интерес для преподавателей, читающих соответствующие спецкурсы студентам и аспирантам.

Апробация работы.

Диссертация обсуждалась, получила положительную оценку и рекомендована к защите на кафедре философии Санкт-Петербургской государственной инженерно-экономической академии. Основные положения диссертации нашли отражение в 11 публикациях автора и выступлениях на научных и учебно-методических конференциях и теоретических семинарах.

Заключение диссертации по теме "Онтология и теория познания", Гаврилов, Игорь Борисович

ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ)

1. Научная рациональность рассматривается в диссертации не только как объективная характеристика научных теорий, что было предметом множества работ по философии и методологии науки, но в значительной степени, как идеал философского и научного сознания, как ценностно-значимый ориентир в становлении современного научного мировоззрения. Научная рациональность исследуется в диссертации как комплекс философских представлений о сущности научного познания, включающей в себя совокупность норм, методов и идеалов науки, и воплотившей в себе специфически новоевропейскую мировоззренческую установку, исходившую изначально Щ постулирования науки как высшей и единственной формы разумности, по мере прогресса знания вытесняющей традиционные религиозно-философские формы мировосприятия.

2. Модель научной рациональности, удовлетворяющая требованиям тождества рациональности с научностью, с техникой расчета, с методом решения задачи, с надежным инструментом познания, с формальнологическими критериями гарантированной полезности и целесообразной эффективности и являющейся единственным источником рационального научного мировоззрения формулируется и определяется в диссертации как "инструментально-технологическая модель" рациональности.

3. Изменение ориентиров научного знания влечет за собой изменение типа философской рефлексии. Если в XIX веке в развитии науки видели воплощение идей прогресса, гуманное средство осуществления человеческой свободы, то противоречивый характер современной науки требует отказа от жестких идеологических оценок в рамках сциентизмантисциентизм и поиска нового мировоззренческого идеала познания, понятого уже не как обладание и господство над природой, но как общение и диалог. Соответственно и философская рефлексия направлена не только на понятия, факты и эволюцию знания, но более на цели, смыслы, ценности и культурообразующую роль науки.

4. В диссертации показывается, что присущие научному мировоззрению тенденции к универсализации и экспансии можно обнаружить не только в классических позитивистских доктринах, но и в некоторых интерпретациях концепций синергетики как глобального эволюционизма. когда ее пытаются представить как основание единой научной картины мира, новое универсальное "синергетическое мировидение", некритически распространяя отдельные приемы анализа на разные сферы бытия и, что наиболее опасно, пытаясь заменить ею философию .

5. Выявлена характерная особенность позитивистского понимания научной рациональности, выражающаяся в стремлении распространить естественно - научные методы познания за пределы естественных наук, а также в стремлении вытеснить и поглотить иные формы знания. Подобная тенденция, прослеженная в диссертации на материале истории позитивизма нашла выражение в понятиях "научная философия " и "научное мировоззрение", возникающих как плод усвоения частных наук и противостоящих спекулятивной философии или метафизике. Наиболее полное и законченное назначение научная философия нашла в качестве логики и методологии науки на этапе неопозитивизма. Характерным признаком выявленной тенденции является " физикализм " — стремление к объединению всех наук по образцу математического языка физики.

6. В диссертации выявлены философские и мировоззренческие истоки современных концепций научной рациональности в философии науки. Корни современной проблематики научной рациональности усматриваются нами в философских идеях французского Просвещения, ориентированных на современное им естественно-научное знание, в частности механику и элиминацию метафизики. а также в идеях раннего позитивизма, сформулировавшего в лице О. Конта первую систему "научной философии".

7.Выявлена и прослежена идейная связь между идеалом научного разума в философии немецкого романтизма (Новалис) и более поздней критикой научной рациональности в антисциентистской иррационалистической философии (А. Бергсон, Н. Бердяев и др.) В частности, показано, что уже у Новалиса переживаемая сознанием идея, противопоставляемая мысли рождает не "знание", а "убеждение", превосходящее знание и главенствующее над ним.

8. В диссертации показывается, что традиционные представления о научной рациональности сложились в философии науки под воздействием господствующей в XIX веке идеологии сциентизма. Соответственно и отождествление рациональности с научным методом, а разума как такового только лишь с наукой отражало сциентистское идеологическое превосходство науки над философией и во многом сформировало эволюцию позитивистской, неопозитивисткой и постпозитивистской философии науки, недооценивающей культурный и философский смысл научного знания.

9.Несмотря на то, что теоретики позитивистской модели научной рациональности рассматривали ее как альтернативу традиционной европейской метафизике, проведенный в диссертации анализ позволяет связать с ней вполне определенное мировоззрение — новую "научную метафизику ". Предмет последней уже не онтология бытия, мира как целого, но онтология естественных наук, рефлексия их основных понятий и принципов.

Ю. Интерпретация научной рациональности в иррационалистической философии, несмотря на многообразие подходов, может быть охарактеризована через наличие общих позиций, понимание которых возможно лишь в тесной связи с эволюцией альтернативной точки зрения - позитивистской научной философии. Если позитивистская традиция пытается максимально расширить сферу применимости естественнонаучных методов, то противоположная точка зрения озабочена стремлением определить границы научной рациональности, за пределами воздействия которой остается жизнь или экзистенция - воплощение иррационального творчества, неподвластного ratio. Наиболее последовательная реализация идей антисциентизма выражается в ответном стремлении поглотить естественнонаучную рациональность, заменив ее абсолютизированным творческим самосознанием индивида, в новейших теориях наполненного эзотерическим магическим содержанием ( Р. Генон, Ю. Эвола ).

11.Традиционное понимание научной рациональности как метода предстает в XX веке в совершенно ином идейно смысловом контексте. Глубинная сущность науки мыслится как мировоззрение(М. Хайдеггер). Философское осмысление границ научной рациональности приводит к отходу от теорий автономного существования науки и к признанию ее включенности в общий мировоззренческий проект новоевропейской культуры как необходимой составляющей.

12.Принципиальным пунктом, определяющим классическую и современную концепции научной рациональности в диссертации обозначается проблема времени. Классический разум моделирует научное познание исходя из высшего божественного образца, всеведущее сознание которого содержит в себе как целое прошлое, настоящее и будущее. Привнесение временности. историчности в современное научное мировоззрение ведет к невозможности полного контроля над реальностью со стороны разума.

13.В диссертации выявлены и проанализированы некоторые малоизученные идейные истоки и философские выводы современной неклассической "временной онтологии" (И. Пригожин). Понимание мира как всегда изменяющегося и становящегося, мира как истории восходит к традиции иррационалистической "философии жизни" (Новалис, Ф. Ницше. А. Бергсон). Как и у романтиков у Пригожина современная наука — это "наука о становлении" или "человеческая история", но не знание вечных законов природы.

14. Признание мировоззренческого смысла научной рациональности и отказ от классического субъект - объектного понимания бытия и истины в пользу его временного историчного истолкования объединяет подход И. Пригожина с позицией М. Хайдеггера. Но если у Хайдеггера поиск "новой рациональности" как "новой онтологии " связан с абсолютизацией временности чисто человеческого бытия и выходит за рамки новоевропейского научного мышления, то онтологический интерес Пригожина к миру становящемуся не отрицает существующую естественно - научную традицию.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Список литературы диссертационного исследования кандидат философских наук Гаврилов, Игорь Борисович, 2000 год

1. АВЕРИНЦЕВ С. Античная риторика и судьбы античного рационализма. // Риторика и истоки европейской литературной традиции. М. 1966.

2. АВТОНОМОВА Н. С. Рассудок. Разум. Рациональность. М. 1988.

3. АВТОНОМОВА Н. С. Рациональность. наука, философия. жизнь. // Рациональность как предмет философского исследования. М. 1995.

4. АЛЕКСЕЕВ Б. Т. Философские проблемы формализации знания. Ленинград. 1981.

5. АДОРНО В. Т. Диалектика Просвещения. М. 1998.

6. АХУТИН A. B. Понятие "природа" в античности и Новое время. М.,1988.

7. АХУТИН A. B. Новация Коперника и коперниканская революция. // Тяжба о бытии. М. 1997.

8. БАШЛЯР Г. Новый рационализм. М. 1987.

9. БЕРГСОН А. Творческая эволюция. М. 1998.

10. БЕРДЯЕВ H. A. Смысл творчества. // Философия творчества, культуры и искусства. М. 1994.

11. БРАНСКИЙ В. П. Философия и искусство. М. 1999.

12. БРАНСКИЙ В. П. Социальная синергетика как новая философия истории. // Первый российский философский конгресс. Человек — Философия — Гуманизм. Т. 5. Философия в мире знания, техники, веры. Спб. 1997.

13. БРАНСКИЙ В. П. НИКИТИН В. Е. Альтернатива "сциентизм-антисциентизм" и современная философия науки. // Наука и альтернативные формы знания. Спб. 1995.

14. БРУНКХОРСТ К. Эгоцентризм в эпоху картины мира. М. Хайдеггер, Вебер и Пиаже. // Философия М. Хайдеггера и современность. М. 1991.

15. ВАРТОФСКИЙ М. Модели. Репрезентация и научное познание. М. 1988.

16. ВЕБЕР М. Избранные произведения. М. 1990.

17. ВЕРНАДСКИЙ В. И. О научном мировоззрении // Научная мысль как планетное явление. М. 1988.

18. ВИЗГИН В. П. ПЕЧЕНКИН A. A. ПИМЕНОВ A. B. СОКУЛЕР З. А. Научные традиции в истории и современности. М. 1998.

19. ГАБИТОВА P. M. Философия немецкого романтизма. М. 1978.

20. ГАВРИЛОВ И. Б. Рациональность и гуманизм в контексте гуманитаризации высшего образования. // Проблемы гуманитаризации высшего образования. Спб, 1996.

21. ГАВРИЛОВ И. Б. Технологическое мышление в структуре рациональности.// Проблемы становления и развития новыхэкономических отношений в народном хозяйстве. Сборник научных статей. СПб. 1996.

22. ГАВРИЛОВ И. Б. Типы рациональности в культуре: античность и средневековье. // Человек и культура. Спб, 1997.

23. ГАВРЮШИН Н. Космический путь к "вечному блаженству" ( К. Э. Циолковский и мифология технократии. // ВФ. 1992. № 6.

24. ГАДАМЕР Г.-Г. Актуальность прекрасного. М. 1991.

25. ГАДАМЕР Г.-Г. Истина и метод. М. 1988.

26. ГАЙДЕНКО П. П. Эволюция понятия науки. Становление и развитие первых научных программ. М. 1980.

27. ГАЙДЕНКО П. П. Эволюция понятия науки (VII-VIII вв.). М. 1987.

28. ГАЙДЕНКО П. П. Давыдов Ю. Н. История и рациональность. Социология Вебера и веберовский ренессанс. М. 1991.

29. ГАЙДЕНКО П. П. Проблема рациональности на исходе XX века. // ВФ, №6J 991.

30. ГАЙДЕНКО П. П. Научная рациональность и философский разум в интерпретации Э. Гуссерля.// ВФ, № 7, 1992.

31. ГАЙДЕНКО П. П. Прорыв к трансцендентному. Новая онтология XX века. М. 1997.

32. ГАЙДЕНКО П. П. Экзистенциализм и проблема культуры. М. 1963.

33. ГЕНОН Р. Кризис современного мира. М. 1991.

34. ГЕНОН Р. Царство количества и знамение времени. М. 1994.

35. ГИРЕНОК Ф. Синергетика и соборность. М.1998.

36. ГЛОБАЛЬНЫЙ эволюционизм. М. 1995.

37. ГОВОРУНОВ A. B. Основания веры / идеала. // SILENTIUM. Спб. 1991.

38. ГРАНТ Дж. П. Философия, культура, технология: перспективы на будущее. // Новая технократическая волна на Западе. М. 1986.

39. ГРИГОРЬЕВА Т. П. Синергетика и Восток. // ВФ, № з, 1997.

40. ГРЯЗНОВ Б. С. Логика. Рациональность. Творчество. М. 1982.

41. ГУДКОВ Л. Д. Метафора и рациональность как проблема социальной эпистемологии. М. 1994.

42. ГУСЕВА Е. А. Технологическое мышление и техническое творчество. Методологический анализ. Диссертация. Л. 1991.

43. ГУССЕРЛЬ Э. Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология. Введение в феноменологическую философию. // ВФ, № 7, 1992.

44. ГУССЕРЛЬ Э. Кризис европейского человечества и философия. // Культурология. М. 1994.

45. ДЕЛОКАРОВ К. Х. Рационализм и социосинергетика. // Общественные науки и современность, № 1, 1997.

46. Диалектика научного познания. Под ред. А. С. Кармина. Ленинград. 1988.

47. ДЮГЕМ П. Физическая теория. Спб, 1909.

48. ЗАНДКЮЛЕР Г. Й. Действительность знания. М. 1996.

49. ИВАНОВ В. Г. СОЛДАТОВ A. B. Проблема мироздания в науке и культуре. СПб. 1994.

50. ИВАНОВА H. H. Человекомерность логоса в античном диалоге. // Диалектическая культура мышления. СПб. 1992.

51. ИНТЕРВЬЮ с С. П. Курдюмовым. // ВФ, № 6, 1991.

52. ИНХЕТВЕН Р. Эвристика и аналогия в технических науках. // Философия техники в ФРГ. М. 1989.

53. ИСТОРИЧЕСКИЕ типы рациональности. Т. 1. М. 1995.

54. ИСТОРИЧЕСКИЕ типы рациональности. Т. 2. М. 1995.

55. КАМЮ А. Бунтующий человек. М.1991.

56. КАРМИН A. C. Основы культурологии. Спб, 1997.

57. КАРНАП Р. Филососфские основания физики. Введение в философию науки. М. 1971.

58. КАРПИНСКАЯ P. C. Лисеев И. К. Огурцов А. П. Философия природы. коэволюционная стратегия. М. 1995.

59. КАСАВИН И. Т. Сокулер З. А. Рациональность в познании и практике. М. 1982.

60. КАСАВИН И. Т. Теория познания в плену анархии. М. 1987.

61. КАТАСОНОВ В. Н. Форма и формула (античная и картезианская геометрия). // Исторические типы рациональности. М. 1995. Т.1.

62. КЕФЕЛИ И. Ф. Рациональность и постмодернизм. // Рациональность и проблемы познания. СПб. 1995.

63. КЕТТЕР Р. К отношению технической и естественнонаучной рациональности. // Философия техники в ФРГ. М. 1989.

64. КИССЕЛЬ М. А. Судьба старой дилеммы. Рационализм и эмпиризм в буржуазной философии XX века. М. 1974.

65. КНЯЗЕВА E. H. Одиссея научного разума. М. 1994.

66. КНЯЗЕВА E. H. КУРДЮМОВ Синергетика как новое мировидение: диалог с И. Пригожиным.//ВФ. 1992,№ 12.

67. КОБЗАРЬ В. И. Рационализм логических форм. // Рациональность и проблема познания. СПб. 1995.

68. КОЙРЕ А. Очерки истории философской мысли. М. 1985.

69. КОЛЛИНГВУД Р. Дж. Идея истории. М. 1980.

70. КОНТ О. Дух позитивной философии. Спб, 1910.

71. КОЛЕСНИКОВ A. C. Типы рациональности и философская культура. // Рациональность и проблемы познания. Спб, 1995.

72. КОНЦЕПЦИИ самоорганизации. становление нового образа научного мышления. М. 1994.

73. КОСАРЕВА Л. М. Предмет науки. М.,1977.

74. КОСАРЕВА Л. М. Социокультурный генезис науки Нового времени. М. 1989.

75. КОСАРЕВА JI. M. Рождение науки Нового времени из духа культуры. М. 1997.

76. КУЗНЕЦОВ Б. Г. Этюды об Эйнштейне. М. 1970.

77. КУН Т. Структура научных революций. М. 1975.

78. КУРДЮМОВ В. И. ВФ. 1991. № 6.

79. ДУТЫРЕВ В. А. Естественное и искусственное. борьба миров. Ниж. Новгород, 1994.

80. ЛАКАТОС И. Фальсификационизм и методология научно-исследовательских программ. М. 1995.

81. ЛАПИЦКИЙ В. В. Наука в системе культуры. Псков, 1994.

82. ЛЕКТОРСКИЙ В. А. Научное и вненаучное мышление. скользящая граница. // Научные и вненаучные формы мышления. М. 1996.

83. ЛЕКТОРСКИЙ В. А. Рациональность, критицизм и принципы либерализма (взаимосвязь социальной философии и методологии К. Поппера). //ВФ, № 10, 1995.

84. ЛЕКТОРСКИЙ В. А. Субъект. Объект. Познание. М. 1980.

86. ЛИПСКИЙ Б. И. Рациональность и истина. // Рациональность и проблемы познания. СПб. 1995.

87. ЛИТЕРАТУРНАЯ теория немецкого романтизма. Л. 1934.

88. МАМАРДАШВИЛИ М. К. Классический и неклассический идеал рациональности. М. 1994.

89. МАМАРДАШВИЛИ М. К. Наука и ценности — конечное и бесконечное. // Как я понимаю философию. М. 1990.

90. МАМАРДАШВИЛИ М. К. ШВЫРЕВ B. C. СОЛОВЬЕВ Э. Ю. Классическая и современная буржуазная философия. // Философия в современном мире. Философия и наука. М. 1972.

91. МАМЗИН A. C. Биология в системе культуры. СПб. 1998.

92. МАРКОВ Б. В. Разум и сердце. история и теория менталитета. Спб, 1993.

93. МАРКОВ Б. В. Герменевтика желания. СПб. 1999.

94. МАРКОВА Л. А. В поисках интеллектуальной устойчивости (проблема знания и веры) // Фил. ислед. № 1, 1995.

95. МАРКУЗЕ Г. Одномерный человек. Киев, 1994.

96. МАХ Э. Познание и заблуждение. М. 1909.

97. МИРОНОВ В. В. Образы науки в современной культуре и философии. М. 1997.

98. МОИСЕЕВ H. H. Мир XXI века и христианская традиция.// ВФ. 1993, № 8.

99. МОИСЕЕВ H. H. Современный рационализм. М. 1995.

100. МОИСЕЕВ H. H. Универсальный эволюционизм.// ВФ, № 3, 1991.

101. МОКШИЦКИЙ Э. Между эпистемологией и социологией знания. // Социо-логос. Вып.1. Общество и сферы смысла. М. 1991.

102. МОЛЧАНОВ В. Время и сознание. М. 1989. ЮЗ. МУДРАГЕЙ Н. С. Рациональное и иррациональное. Историкотеоретический очерк. М.1985.

103. НАЗАРЕТЯН А. П. Агрессия, мораль и кризисы в развитии мировой культуры. Синергетика социального процесса. М. 1996.

104. НАЛИМОВ В. В. На грани третьего тысячелетия. М. 1994.

105. НАЛИМОВ В. В. Размышления о путях развития философии. // ВФ, №9, 1993.

106. НАУКА и культура.(Материалы круглого стола.) \\ ВФ, 1998,10. Ю8.НИКИФОРОВ А. Л. Основа рациональности научных методов. //

107. Методы научного познания и физика. М. 1985.

108. НИКУЛИН Д. В. Основоположения новоевропейской рациональности и проблема времени. // Исторические типы рациональности. Т.2. М. 1995.

109. НИЦШЕ Ф. Воля к власти. Киев, 1994.

110. НИЦШЕ Ф. Сочинения. В 2-х тт. М. 1990.

111. НОВАЛИС. Гейнрих фон Оффтердинген. Фрагменты. Ученики в Саисе. Спб. 1995.

112. НОВАЯ технократическая волна на Западе. М. 1986.

113. НОВИКОВ A. A. Рациональность в ее итогах и утратах. // ВФ, № 5, 1995.

114. ОГУРЦОВ А. П. Аксиологические модели философии науки. // "Философские исследования", 1995, № 1.

115. ОГУРЦОВ А. П. От натурфилософии к теории науки. М. 1995.

116. ОГУРЦОВ А. П. Философия науки эпохи Просвещения. М. 1993.

117. ОСНОВЫ онтологии. Спб. 1997.

118. ОЧЕРКИ феноменологической философии. Под ред. Слинина Я. А. и Маркова Б. В. Спб. 1997.

119. ПИГРОВ К. С. Научно-техническое творчество. Социально-философские проблемы. Л. 1979.

120. ПОДОРОГА В. А. Метафизика ландшафта. М. 1993.

121. ПОДОРОГА В. А. Феноменология тела. М. 1994.

122. ПОППЕР К. Логика и рост научного знания. М. 1983.

123. ПОППЕР К. Открытое общество и его враги. Т.2. М. 1994.

124. ПОЛАНИ М. Личностное знание. М. 1986.

125. ПРИГОЖИН И. Стенгерс И. Время. Хаос, Квант. К решению парадокса времени. М. 1994.

126. ПРИГОЖИН И. Стенгерс И. Порядок из хаоса. М. 1986.

127. ПРИГОЖИН И. Переоткрытие времени. // ВФ, № 8, 1990.

128. ПРИГОЖИН И. Философия нестабильности. // ВФ, № 6, 1991.

129. ПРИГОЖИН И. От существующего к возникающему. М. 1985.

130. ПРИРОДА и дух. мир философских проблем. Кн.2. Под ред. Обухова В. Л. СПб.1993.

131. ПРОХОРОВ М. М. Философская метафора экологической эпохи. Н. Новгород, 1994.

132. ПРУЖИНИН Б. И. Критерии рациональности в научном познании. // Диалектика. Познание. Наука. М. 1988.

133. ПУКШАНСКИЙ Б. Я. Наука и здравый смысл. // Наука и альтернативные форомы знания. Спб. 1995

134. РАССЕЛ Б. История западной философии. Т.2. М. 1993.

135. РАЦИОНАЛЬНОСТЬ и проблемы познания. Спб. 1995.

136. РАЦИОНАЛЬНОСТЬ как предмет философского исследования. М. 1995.

137. РАЧИНСКИЙ Г. Предисловие. // Ницше Ф. Воля к власти. Киев, 1994.

138. РОРТИ Р. Случайность. Ирония. Солидарность. М. 1996.

139. СОВРЕМЕННАЯ философия науки. Антология. М. 1996.

140. СОКОЛОВА Л. Ю. Историческая эпистемология во Франции. СПб. 1995.

141. СОЛДАТОВ A. B. Структура современной научной картины мира и основные детерминанты ее развития. // Наука и альтернативные формы знания. СПб. 1995.

142. СОЛОВЬЕВ Э. Ю. Судьбическая историософия М. Хайдеггера. // Прошлое толкует нас. М. 1991.

143. СОЛОНИН Ю. Н. Наука как предмет философского анализа: сциентистская традиция в буржуазной философии науки. Л. 1988.

144. СОЛОНИН Ю. Н. Соколов А. Н. Предмет философии и обоснование науки. СПб. 1993.

145. СТЕПИН B. C. Научная рациональность в гуманистическом измерении. // О человеческом в человеке. М. 1991.

146. СТЕПИН B. C. Философская антропология и философия науки. М. 1992.

147. СТЕПИН B. C. Философия и образы будущего. // ВФ, 1994. № 6.

148. СТРУКТУРА и развитие науки. М. 1978.

149. ТЕЙЯР де Шарден. Божественная среда. М. 1991.

150. ТЕЙЯР де Шарден. Феномен человека. М. 1987.

151. ТИПЫ рациональности в культуре. М. 1992.

152. ТРОСТНИКОВ В. Н. Научна ли научная картина мира? // Новый мир, №2, 1989.

153. ТРОСТНИКОВ В. Н. Мысли перед рассветом. Париж.1980.

154. ТУЛМИН С. Человеческое понимание. М.1984.

155. УАЙТХЕД А. Избранные работы по философии. М. 1988.

156. ФЕДОТОВА В. Г. Критика социокультурных ориентаций в современной буржуазной философии. Сциентизм и антисциентизм. М. 1981.

157. ФИЗИКА в системе культуры. М. 1995.

158. ФЕЙЕРАБЕНД П. Избранные труды по методологии науки. М. 1986.

159. ФИЛАТОВ В. П. Научное познание и мир человека. М. 1989.

160. ФИЛОСОФИЯ Э. Гуссерля и ее критика. М. ИНИОН. 1983.

161. ФИЛОСОФИЯ техники в ФРГ. М, 1989.

162. ФИЛОСОФСКИЕ исследования феномена рациональности. М. 1989.

163. ФИЛОСОФСКИЙ энциклопедический словарь. М. 1989.

164. ФИЛОСОФСКО-религиозные истоки науки. М. 1997.

165. ФРАНК С. Знание и вера. // Н. Бердяев. PRO of COHTRA. Спб. 1994.

166. ХАГЕН. Г. Синергетика. М. 1980.

167. ХАЙДЕГГЕР М. Время и бытие. М. 1993.

168. ХАЙДЕГГЕР М. Бытие и время. М. 1997.

169. ХЕСЛЕ В. Философия и экология. М. 1992.

170. ХЕСЛЕ В. Философия техники М. Хайдеггера. // Философия М. Хайдеггера и современность. М. 1991.

171. ХЮБНЕР К. Истина мифа. М. 1996.

172. ХЮБНЕР К. Критика научного разума. М. 1994.

173. ЧЕРНЯК B. C. Мифологические истоки научной рациональности. // ВФ, № 9, 1994.

174. ШАПОВАЛОВ Е. А. Философия науки и философия техники. // Наука и альтернативные формы знания. СПб, 1995.

175. ШВЫРЕВ B. C. Рациональность как философская проблема. // Рациональность как предмет философского исследования. М. 1995.

176. ШИЛКОВ Ю. М. На пути к рациональности воли. // Рациональность и проблемы познания. СПб. 1995.

177. ШЛИК М. Поворот в философии. // Аналитическая философия. Тексты. М. 1994.

178. ШПЕНГЛЕР О. Закат Европы. Т.1. М. 1993.

179. ШПЕНГЛЕР О. Закат Европы. Т. 2. М. 1998.

180. ШТЕГМАЙЕР В. Время и мышление у Ф. Ницше. // Основы онтологии. СПб. 1997.

181. ЭВОЛА Ю. Языческий империализм. М. 1994.

182. ЮЛИНА Н. С. Проблема метафизики в американской философии XX века. М. 1978.

183. ЮМ Д. Трактат о человеческой природе. Т.1. М. 1995.

184. ЯНИХ П. Физика — естественная наука или техника? // Философия техники в ФРГ. М. 1989.

185. ЯСПЕРС К. Смысл и назначение истории. М. 1991.

186. BLUMENBERG H. Licht als Metaphor der Wahrheit./ Studium Generele, 1957, Jg. 10.

187. FEYERABEND P. K. Probleme des Empirismus. Schriften zur Theorie der Erklarung, der Quantentheorie und der Wissenschaftsgeschichte. Ausgew. Schriften. Bd.2. Braunschweig, 1981. 478 S.

188. Feyerabend P. Irrationalismus oder: Wer hat Angst vorm schwarzen Mann// Der Wissenschaftler und das Irrationale. Frankfurt a. M. 1981. Bd. 2.

189. Feyerabend P. Der wissenschaftstheoretische Realismus und die Autoritat der Wissenschaften. Braunschweig/Wiesbaden. 1978.

190. Feyerabend P. Eine Lanze ftr Aristoteles// Fortschritt und Rationalitat der Wissenschaft. Ttbingen. 1980.

191. GADAMER H.-G. Wahrheit und Methode: Grandzage einer philosophischen Hermeneutik. 4. Aufl. Tubingen, 1975, XXXI, 553 S.

192. GADAMER H.-G. Die Begriffsgeschichte und die Sprache der Philosophie. Oplagen, 1971.

193. HUSSERL E. Die Krisis der europaischen Wissenschaften und die transzendentale Phanomenologie. Husserliana, Bd.6, Haag, 1954.

194. KEKES J. Relativismus und Rationalismus// Der Wissenschaftler und das Irrationale. Frankfurt a. M. 1981. Bd. 2.

195. LENK H. Tipen und Sistematik der Rationalitat. — In: Zur Kritik der wissenschaftlichen Rationalitat.

196. RATIONALITAT: Philosophi Beitrage. Hrsg. v. H. Schnedeibach. Frankfurt a. M. 1984, 238 S.

197. SCHWEPPENHDUSER H. Zum Begriff der instrumentellen Vernunft// Aktuelle Probleme der Subjektivitat. Bern/Frankfurt a. M. 1983.

198. SCHELSKI H. Der Mensch in der wissenschaftlichen Ziwilisation. KolnOpladen, 1961.

199. JASPERS K. Einfuhrung in die Philosophie. 1971.

200. TRIGG R. Die Grenzen der Wissenschaft// Aktuelle Probleme der Subjektivitat. Bern/Frankfurt a. M. 1983.

201. E? ELING G. Kritischer Rationalismus? Ttbingen. 1973.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.

 



  • На главную